07 January 2020

Искажение реальности в живописи и музыке на примере «Миниатюр Дали».

Статья о музыкальной работе Инны Онофрей "Миниатюры Дали" для струнного квартета, написанная Анной Вериной.

Искажение реальности в живописи и музыке на примере «Миниатюр Дали».

—  Нельзя поверить в невозможное! - Алиса.
—  Просто у  тебя мало опыта, — заметила Королева. 

В твоем возрасте я  уделяла этому полчаса каждый день!

 В  иные дни я  успевала поверить в  десяток невозможностей до  завтрака! 

Л. Кэролл. «Алиса в  Зазеркалье».


 В связи с изменениями технологии создания рисунка, в наше время многие художники пытаются вместить в одну плоскость многомерные изображения. Так, Арам Вардазарян — армянский художник, экспериментатор, попытался связать разные картины С. Дали, в которых изображались силуэты движущихся слонов в одно целое, создав концепцию множественности зеркальных отражений шагающих элефантов. Он обратился к теме философского, мифологического плана, согласно которой Земля держатся на спинах слонов, только в его трактовке образ Земли представляют отдельные острова - символы мировых религий, которые связаны между собой течением времени. Но есть и иная точка раскрытия идей и образов картин С.Дали. Свою трактовку миниатюр художника представляет современный американский композитор Инна Онофрей. Вдохновившись творчеством сюрреалиста она выпустила сборник «Миниатюры Дали» (2018 год) для струнного квартета, исполнение которого должно сопровождаться трансляцией изображений, соответствующих картин. 

Трактовка произведений сюрреализма является одной из наиболее сложных, неоднозначных и в тоже время интересных задач. При восприятии шедевров искусства, например, эпохи Возрождения, нашей опорой является сюжет. В случае же с сюрреализмом, когда творец фиксирует видения, фантазии, алогично сочетает элементы реальности и стремится «выразить подлинное функционирование мысли» («Манифест сюрреализма» А.Бретон, 1924), задача правильно воспринять и интерпретировать кажется невозможной. «Тот факт, что в момент работы над моими картинами я сам не понимаю их смысла, вовсе не означает, что этого смысла в них нет», - говорил Сальвадор Дали. В поисках этого «смысла» Инна Онофрей вступает в полемику с Арамом Вардазаряном в четвертой части своего цикла. На цифровой картине «Караван» в стиле С.Дали, художник изображает слонов, на ходулях переходящих пустыню, на их спинах монументальные сооружения, на которых различимы купол, готический шпиль, обелиск папы, пирамида и даже буддийский храм. Все слоны идут друг за другом в крепкой связке и возвышаются над бесконечной пустыней, в которой как муравьи хлопочут маленькие человеческие фигуры. Музыка Инны Онофрей отражает восточный колорит этой картины, включая   гибкую мелодию с окраской фригийского лада и синкопированный ритм, на подобии танцевального движения танго. Перед нами предстаёт конструкция картины в виде десяти вариаций на ритмическую тему. Каждая новая деталь, появляющаяся в отдельной вариации добавляет свою изюминку движения, например, в самом начале к теме первой вариации исполняющейся на пиццикато в партии виолончели добавляется альт с полифоническим контрапунктом, создавая эффект массивного груза, который тянет на себе слон.  Затем внедряется нисходящая тема в партии второй скрипки, раскрывающая образ постепенно удлиняющихся, наподобие растущих в высь стволов деревьев ног слонов, делающих их гигантскими исполинами. Голоса струнных инструментов сменяют друг друга, создают потрясающий ансамбль разнохарактерных тем, интонационно напоминающих мотивы григорианских хоралов, восточных мелодий накладываемых на неизменный ритмический бас. Ощущение приближения и постепенного удаления караванной процессии создают динамические оттенки. Нетрадиционность подхода к пониманию сюрреалистических картин С.Дали наблюдается и в других частях цикла.

Анализируя первую часть цикла Инны Онофрей, написанной по мотивам картины С. Дали «Галатея со сферами» (1952), видим, что она контрастная, трехчастная по форме с выразительными, лаконичными темами. Короткие кружащиеся триольные мотивы, плавное нарастание и угасание звука в каждой фразе, а также прием канонической имитации «рисуют» сферы. Сфорцандо струнных создает эффект притяжения и столкновения частиц. Средняя часть espressivo вносит в характер темы черты вальса и романса, намекая слушателю на образ Музы (женское начало). Перспективу всей картины создает тема проходящая в партии виолончели, построенная в виде кратких хромматизированных нисходящих линий мотивов, растворяющихся (динамика ppp) к концу первой части цикла.

Вторая часть написана по мотивам картины «Дезинтеграция постоянства памяти» (1952-1954), интерпретации популярного «Постоянства памяти» (1931). Выбор более поздней работы Дали неслучаен: спустя 20 лет взгляд художника на мир и искусство изменился, просматривается безусловный интерес С.Дали к достижениям науки, переосмысление организации пространства, при сохранении общей философской идеи субъективности понятия времени. «Кирпичики» нашего мира (атомы), «текучесть» времени, эти и другие абстрактные образы буквально рисует музыка второй части цикла. Произведение строится на монотематизме, его пронизывает часовой ритм на пиццикато струнных, чередующийся с глиссандо по полутонам, напоминающий стекающий сыр камамбер, которым вдохновился С.Дали при написании картины. Расширение и сужение временного пространства достигается сменой длительностей в одной микротеме (половинные, триоли и затем шестнадцатые создают эффект ускорения движения) и размера (5/4, 4/4, 2/4). Образ часов, расположенных в разных плоскостях воплощается в четырех голосах, ведущих свои темы.  Каждая тема имеет определенный синкопированный ритм, который раскрывает идею субъективности течения времени.  Игра с понятием времени просматривается даже в структуре произведения. Так, количество тактов с каждым новым проведением темы увеличивается, создавая эффект расширения. В последнем проведении протяженностью двенадцать тактов, тема делится на четыре мотива, что само по себе символично (отсылка к четырем часам на картине), отделяя их паузами на целый такт, и завершает четырехголосным glissando (С, D, Es), оставляя в сознании слушателя вопрос о сущности понятия времени.

Своеобразной связкой, симметрично отделяющей две быстрых части (вторую и четвертую) является третья часть цикла «Медитативная роза», в темпе Lento. Название картины соответствует содержанию музыки. Тема поступенно движется вверх по полутонам целыми и половинными, гармонически отсылая нас к мелосной полифонии Средневековья. Этот технический приём, связанный с интервальным соотношение ведущих линий (первая и вторая скрипки, второго - альт с виолончелью) движущихся по чистым интервалам кварты и квинты, создаёт необычное звучание. В композиции картины С.Дали лепестки цветка отражают друг друга. Этот момент зафиксирован в музыке вариантностью темы. Художник изображает парящую алую розу на фоне двух стихий – земли и воздуха. Разделение пространства на три плана Инна Онофрей осуществляет за счет смены размера: размер ¾ с темой из триолей, рисует холмистую местность, 4/4 – бесконечное небо и основная тема в размере 6/4 – центральный образ парящей розы. Символика цветка в мировом искусстве многозначна. Красная роза как символ возрождения и всепобеждающей любви, согласно мифу об Адонисе; мученичества и милосердия в христианстве, как цветок, выросший из капель крови Христа, и конечно «роза без шипов» -  Дева Мария, символ целомудрия. Роза Дали напоминает восточный лотос, символ жизнетворной энергии, состояние медитации и умиротворения также передается в музыке Инны Онофрей.

В пятой части цикла раскрывается тема войны, отраженная в творчестве С.Дали. Она непосредственно коснулась художника, который жил в Париже в начале Второй Мировой войны. Картина «Лицо войны» (1940) поражает своим эмоциональным накалом, поэтому Инна Онофрей выбрала ее для финальной части. Композитору удалось передать чувство ужаса, пронзающего смотрящего на картину. Образ бесконечной безжизненной пустыни раскрывается с помощью остинатного пустого звучания квинт. Сама тема состоит из интонаций, ассоциирующихся с надрывным плачем. Ее нисходящая линия постепенно доводит до генеральной кульминации всей части, поражающей своей напряженностью, напоминающей истошный крик. Отдельные детали изображения – множащиеся глаза, рот, отражены с помощью канонической имитации, а терции, являющиеся основой тематического зерна, плавно переходящих одна в другую, подчеркивают тревожное настроение. С.Дали передает эти эмоции морщинами, избороздившими лоб и змеями, извивающимися вокруг лица. 

Все части цикла «Миниатюры Дали» построены по принципу контраста, но при этом повторяющиеся приемы (ритмические, полифонические) подсказывают единство замысла. Композитору удалось уловить не только настроение полотен художника, но и буквально прорисовать образы, детали, перспективу. Инна Онофрей поставила сложную задачу - интерпретировать картины разных периодов творчества с контрастными сюжетами, объединив их в цикл. Таким образом, ей первой удалось отразить сюрреалистический мир Сальвадора Дали в звуках.

 

Comments

Log in to post a comment